Сайт посвященный церковной истории

Пути

Великого Новгорода

История и

современность

Яндекс.Метрика

Перепечатка в интернете разрешена при условии наличия активной ссылки на сайт " Пути Великого Новгорода: История и современность".

ПОВЕСТЬ О ПОСАДНИКЕ ДОБРЫНЕ

 

(Подготовка текста, перевод и комментарии Л. А. Дмитриева)

 

Повесть эта входит в число тех памятников новгородской литературы, в основе которых лежат устные легенды местного происхождения. Β произведении ярко отразились особенности новгородского средневекового быта, обусловленные тесными торговыми связями Новгорода со странами Западной Европы. Торговые интересы новгородских купцов заставляют новгородцев согласиться с постройкой в городе неправославного храма; но сторонникам чистоты православия трудно примириться с этим, и вот создается легенда, согласно которой посадник Добрыня, за взятку потворствовавший немцам и отведший под их божницу то место, где раньше стояла православная церковь, жестоко наказан. Римско-католическая церковь действительно существовала в Новгороде и была основана там очень рано (в летописных записях упоминается уже в XII в.). Посадник Добрыня — историческое лицо, он был посадником в начале XII столетия (ум. в 1117 г.). В. Л. Янин считает, что «существуют заметные признаки достоверности этой легенды» (Янин В. Л. Новгородские посадники. М., 1962, с. 88, примеч. 173). Сама легенда, по-видимому, возникла очень рано, не позже XII в., но «Повесть» была написана значительно позже. Β тексте ее названы игумен Островского монастыря Сергий и игумен Хутынского монастыря Закхей. С. О. Шмидт («Предания о чудесах при постройке новгородской ропаты». — Историко-археографический сборник. Изд. МГУ, 1962, с. 319—325) обратил внимание на то, что имя игумена Островского Никольского монастыря Сергия названо в новгородских грамотах начала второй половины XV в. Е. А. Рыбина («Повесть ο новгородском посаднике Добрыне». — Археографический ежегодник за 1977 год. М., 1978, с. 79—85) отметила, что хутынский игумен Закхей назван в грамоте, датируемой 1477/78 г. Следовательно, Повесть не могла быть написана ранее второй половины 70-х гг. XV в. Ярко выраженная антибоярская направленность Повести, слова в начале ее ο новгородской независимости, явно ощущаемое в Повести осуждение новгородских обычаев, — все это говорит ο том, что она была написана уже после утраты Новгородом самостоятельности, т. е. опять-таки не ранее конца 70-х гг. XV в.

Мы не можем сказать, какова была направленность первоначальной легенды ο Добрыне, но характер Повести свидетельствует, что произведение это было создано в демократической среде и в Повести на первый план выступают уже не религиозные мотивы, а антибоярские: обличается продажность посадника, его готовность посягнуть за взятку на самое святое для новгородцев.

Повесть публикуется по списку первой половины XVI в.: РГБ, Волоколамское собр., № 659, лл. 352—354.

 

ПОВЕСТЬ ДРЕВНИХ ВРЕМЕН О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ

 

О посаднике Добрыне. В годы правления наших благочестивых великих князей русских, когда жили новгородцы по своей воле и со всеми землями были в мире и союзе, прислали немцы от всех семидесяти городов послов своих. И били они челом архиепископу новгородскому, и посадникам, и тысяцким, и всему Великому Новгороду, говоря так: «Милые наши соседи! Дайте нам место у себя, посередине Великого Новгорода, где мы могли бы поставить божницу по нашей вере и нашему обычаю». И новгородцы ответили им, говоря так: «Милостью Божьей и его пречистой Богоматери и благословением и молитвой отца нашего господина архиепископа у нас, в вотчине государей наших, великих князей русских, в Великом Новгороде, стоят только церкви православные, нашей веры христианской. Разве может свет со тьмой соединиться? Так и ваша божница как может стоять в нашем городе?»

 

Степенным же посадником был тогда Добрыня. И немцы, услышав непреклонный ответ архиепископа и всего народа, по своему лукавству били челом посаднику Добрыне и дали ему посул великий. Об этом ведь и Соломон сказал: «Золота все послушаются». Посадник же Добрыня, вместе с злыми своими сообщниками, велел немцам вот что сказать старостам купеческим и купцам новгородским: «Если нашей божницы — храма святых верховных апостолов Петра и Павла — не будет у вас в Великом Новгороде, то и вашим церквам у нас, в наших городах, тоже не бывать».

 

И, услышав это, купеческие старосты и все купцы новгородские начали бить челом господину своему отцу архиепископу и всему Великому Новгороду, так говоря: «Окажите милость, разрешите немцам поставить свою ропату по их обычаю и вере, и место им отведите, где они захотят, потому что если не будет их божницы здесь, то и нашим церквам у них не быть». Тогда же и посадник Добрыня в поддержку старост и купцов начал говорить: «Если не будет наших церквей по немецким городам, тогда и нашим купцам новгородским очень будет плохо». И архиепископ, и новгородцы, вняв совету посадника и челобитью своих купцов, разрешили немцам поставить свою ропату, а место им укажет посадник, где подойдет. И немцы выбрали себе место посередине города, на торгу, где стоит деревянная церковь святого Иоанна Предтечи.

 

Посадник же Добрыня, ослепленный мздой и подстрекаемый дьяволом, велел церковь святого Предтечи перенести в другое место, а то место отвел немцам. Предтеча же Господень не стерпел навета дьявола и козней его злого сообщника, который надругался над святым его храмом за мзду. В ту же ночь услыхал пономарь той церкви Предтечевой голос, сказавший ему: «Завтра, когда наступит третий час дня, иди на Великий мост и вели новгородцам смотреть на чудо, которое свершится с Добрыней-посадником». И пономарь назавтра возвестил новгородцам об услышанном им. И сразу стеклось множество народа на Великий мост смотреть — что же произойдет?

 

И вот когда посадник Добрыня с людьми своими поехал с веча на свою улицу в насаде через Волхов, то внезапно налетел вихрь и, подхватив насад, поднял его на высоту более двух саженей, и ударил им о воду. И тут пошел посадник Добрыня ко дну и утонул, а остальных всех выловили перевозчики на малых судах. А тело Добрыни неводами, сетями и веревками едва смогли извлечь из реки. За свое лукавство не удостоился он погребения, какое свершается по православному обычаю.

 

Это рассказал мне Сергий, игумен Островского монастыря святого Николы, (духовный) отец нынешнего игумена Хутынского монастыря Закхея.

 

О той же ропате. Когда немцы построили ропату свою, то наняли новгородских иконописцев и велели им написать образ Спасов на ее стене, на южной стороне вверху, чтобы прельщать и соблазнять христиан. И вот когда написали иконописцы Спасов образ на ропате, не сообщив об этом архиепископу, и сняли покров, то сразу в тот же час нашла туча с дождем и с градом, и выбило градом то место, где был написан образ Спасов, и левкас смыло дождем, так что и следа не осталось от того, что было изображено.

 

На этом закончим.

Публикуется из библиотеки литературы Древней Руси / Том 7

Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН