Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Икона Божией Матери ЗнамениеИкона Божией Матери Знамение

.+.+.+.+.+.+.

Святой благоверный князь Мстислав, во св. крещении Георгий Храбрый.

Святой благоверный князь Мстислав заслужил у современников имя Храброго, которое сохранилось ему в летописях по мужеству в битвах и по особенному благородству характера, так как он всегда принимал правую сторону, когда возникали несогласия князей, и вступался за слабого против сильного, невзирая на множество врагов. В церкви же усвоилось ему утешительное название святого по глубокому его благочестию и делам милосердия, которые не уступали подвигам его воинской доблести.

В 1168 году он участвовал в победе южнорусских князей над половцами. Святой князь принимал участие и в других княжеских походах, в которых прославился необычайным мужеством.

Мстислав, который по сказанию современников, боялся лишь единого Бога, явил свое мужество против Великого князя Владимирского Андрея Боголюбского, когда тот, отдав сперва столицу южную, Киев, брату его Роману, князю Смоленскому, хотел опять отнять достояние сие у Ростиславичей и велел Роману выехать из Киева. Повиновался кроткий князь, но за него вступились братья: Рюрик, Давид и Мстислав Смоленские. Храбрый Мстислав принял особенно к сердцу несправедливость Владимирского князя и, овладев Киевом, отдал его второму брату - Рюрику. Тогда великий князь Владимирский объявил Ростиславичам войну. Князь Мстислав с бесчестием выслал его посла с таким словом к его владыке: «Доселе мы уважали тебя, как отца, но если, забыв наш княжеский сан, ты хочешь говорить с нами как со слугами и людьми простыми, не страшимся угроз и идем на суд Божий». До пятидесяти тысяч воинов дружин Суздальской, Рязанской, Новгородской земли под предводительсвом сына Боголюбского, Долгорукого, подступили к Киеву. К этому грозному ополчению поневоле присоединились полки некоторых южных князей. Братья Ростиславичи оставили Киев, не в силах будучи держаться против такого полчища, но Мстислав Храбрый засел с малою дружиною в крепости соседней - Вышгороде и там выдержал девятинедельную осаду. Более двадцати союзных князей обложили Вышгород, которого ничтожные стены, казалось, можно было разобрать руками. Возбуждала удивление маленькая крепость, обороняемая горстью людей, но в ней бодрствовал витязь, а в осаждающих не было согласия. Одни князья боялись могущества Андрея Боголюбского, другие же -коварства Святослава Черниговского, некоторые доброжелательствовали Ростиславичам. А Храбрый Мстислав с малочисленною, но смелою дружиной рубился на вылазках днем и ночью с войском Андреевым.

Стояли так до глубокой осени, вдруг показались знамена; Мстислав ожидал галичан, но это был мнимый союзник Боголюбского, князь Ярослав Луцкий, который искал для себя Киева и втайне сносился с обеими сторонами; его приход решил судьбу осады. Завидев издали его дружины, Мстислав вышел из города и ударил на средний полк, взывая к воинам своим: «Братья! Бог и святые страстотерпцы за нас, потягнем». Сперва множество ратных окружило его малую дружину; было стенание и клич великий, и гласы незнаемые, по слову летописи; тут были слышны звон оружий и лом копейный; от множества праха нельзя было распознать ни конника, ни пешего; много было раненых, но умерших немного. Осаждающие вдруг заметили, что Волынский князь повернул к Ростиславичам. Тогда поднялась страшная тревога и началось всеобщее бегство. «Гибнем, - взывали малодушные, - волынцы изменили, галичане идут». Наступил мрак, и воины бросились толпою в реку. Мстислав, видя странное бегство многочисленных полчищ, гонимых как бы сверхъестественною силою, поднял руки к небу и восхвалил заступников Вышгорода - святых князей Бориса и Глеба. Потом, вскочив на коня, бросился с дружиной за беглецами. Неприятельский стан, обозы, множество пленных стали добычей Мстислава.

Но, оставшись победителем в чудной битве, храбрый Мстислав не искал более Киева и отдал его князю Волынскому Ярославу. «Ты старший в роде Мономаховом, - сказал он, - иди княжить в Киев». А сам возвратился с братьями в свои уделы. Подвиг сей навсегда запечатлел его именем Храброго. Не гордясь, однако, своею победою и не доверяясь Святославу Черниговскому, который ограбил Киев, Мстислав примирился с князем Андреем Боголюбским и просил у него Киева брату своему Роману. Брат его Роман, идучи княжить в Киев, отдал отчину свою Смоленскую сыну; возмутились против юного властителя смоляне и предложили Мстиславу быть их князем. Мстислав принял город, но дождался брата Романа и отдал ему Смоленск с таким словом: «Береги его, я взял его для того, чтобы сохранить».

Уже не хотел он более вступаться в междоусобия княжеские и стремился к миру, довольствуясь малым. Но его самого, не думавшего об уделах, пригласили к себе новгородцы, ибо искали храброго князя, который мог бы их защитить. Сперва приняли они к себе другого Мстислава, также из рода Мономахова, который был ослеплен вместе с братом Ярославом во Владимире по жестокости Великого князя Всеволода; оба несчастные слепцы чудно прозрели близ Смоленска после усердной молитвы в церкви святых страстотерпцев Бориса и Глеба, на том месте, где пострадал святой Глеб. Молва о чуде разнеслась повсюду; народ смотрел на них как на угодников Божиих, и новгородцы, враждебные к Великому Князю, приняли их к себе. Вскоре, однако, скончался Мстислав, и нужен был щит Новгороду против могущественного Всеволода. Вече Новгородское обратилось к сильному дому князей Смоленских и стало звать к себе храброго Мстислава. Долго не соглашался витязь идти княжить там, где прежде него не ужились два старших его брата: Рюрик и Роман.

Довольствуясь быть щитом родовой своей области и дорожа тем, что дал ему Бог, он, чуждый всякого честолюбия, отвечал новгородцам: «Не пойду от братьев и от своей отчины». «А мы разве не твоя отчина? Иди, князь, поклонись святой Софии, послужи ей верой и правдой, как служили дед твой и прадед», - возразили новгородцы и умолили его прийти на княжение. Радостно зашумел вольный город, когда явился к ним Мстислав (1179). Его встретили с крестами и иконами и с восторгом внимали его присяге в храме Софийском: блюсти великий Новгород. Скоро загремел голос Мстислава на вече, и собрались дружины: двадцать тысяч воинов стало под хоругвь князя. Всеволод ничего уже не смел предпринять. Мстислав, чтобы оживить дух новгородцев приготовительною войною, повел их на Чудские земли, которых жители перед тем осаждали Псков и не переставали грабить пограничные пределы. Мстислав прошел с опустошением страну их до моря, взяв множество пленных и скота. Чудь спасалась от него бегством или покорялась. Остановясь во Пскове, Мстислав посадил там наместником племянника своего Бориса Романовича и провел остаток зимы и весну в Новгороде, думая с мужами новгородскими о пользе новой своей отчины. Весной хотел он идти походом на Полоцк, против князя Всеслава, которого дед похитил некогда церковные сосуды святой Софии. Ревнуя о чести новгородской, Мстислав желал возвратить сию святыню, но его удержал брат, князь Смоленский Роман, и уважил Мстислав слово старшего брата.

Но немного уже дней оставалось ему временной жизни. В силе мужества внезапно поразил его жестокий недуг и приковал к одру болезни. Чувствуя приближение смерти, велел князь нести себя в церковь и приобщился Божественных Тайн. Дружина храбрых его окружала; уже коснел язык их славного князя; призвал он тогда безутешную супругу и трех юных детей, посмотрел на них и, тяжко вздохнув, прослезился: «Препоручаю их добрым братьям моим, - сказал он Рюрику и Давиду, - берегите наипаче моего юного Владимира». И, обратившись к бывшему посаднику, присовокупил: «Тебе, Борис Захарьев, отдаю его на руки». Тогда успокоились крестообразно на высокий груди мощные руки его, сильно владевшие мечом за святую Софию, и почил великий Мстислав июня в 14-й день, 1180 года. Возрыдал по нем великий Новгород: «Зачем не умерли и мы с тобою, князь славный, - взывали граждане, - сотворивший толикую свободу великому Новгороду! Теперь уже не идти воевать нам земли поганых твоим копьем, а сколько раз молвил ты о том, как идти нам на неверных. Увы нам, ибо зашло наше солнце!» Плакала о нем и вся Русская земля, и, по свидетельству летописи, не только его дружина, но и самые иноплеменники долго не могли забыть доблести его.

И прибавляет летописец еще о благоверном князе Мстиславе: «Он был роста среднего, лицом красавец, а душа его была еще лучше. Щедро расточал он милостыню, помогал обителям. Был храбр и мужествен; он желал умереть за землю Русскую. Когда приходилось освобождать пленных у язычников, он говорил: «Братья! Если умрем за христиан, очистимся от грехов и Бог вменит кровь нашу с мученическою»... Он не собирал ни золота, ни серебра, но раздавал дружине своей или церквам и убогим. Не было земли на Руси, которая бы не любила его и не желала его иметь своим князем».

Святой князь Мстислав погребен в новгородском Софийском соборе, в приделе в честь Рождества Пресвятой Богородицы. 

 

по материалам сайта http://edapskov.narod.ru/pskov/opis06.htm#3

 ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тропарь святому благоверному князю Мстиславу Храброму

Придел Рождества Богородицы

Святой князь Феодор Ярославич Новгородский

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

© Софийский кафедральный собор Великого Новгорода: История и современность

Перепечатка в интернете разрешена при условии наличия активной ссылки на сайт