Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Икона Божией Матери ЗнамениеИкона Божией Матери Знамение

.+.+.+.+.+.+.

(1 октября) В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ.  ОТ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА САВВЫ, КОТОРЫЙ ЖИЛ НАД ВИШЕРОЮ-РЕКОЮ И ТАМ ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ МОНАСТЫРЬ СОЗДАЛ. СОЧИНЕНО СВЯЩЕННОИНОКОМ ПАХОМИЕМ

 

Благослови, отче!

 

Достойно и в высшей степени полезно о житии божественных мужей рассказывать, но не потому, что они от нас похвалы требуют, но желаем других приблизить к их красоты преисполненному подвигу и любви их к Богу. Ибо божественная благодать заключается в том, чтобы прославить тех, кто дерзновенно с любовью служит Ему. Тех, кто здесь, <на земле>, укрывается ради добродетели, надеясь утаиться от людей, Бог делает известными <миру> не только при жизни, но и по смерти, ибо они <подвижники> миром сим пренебрегали, одни больше, иные меньше, но у тех и других одно желание было и к одному они блаженству устремлялись.

В посте подвизаясь, трудный и весьма суровый проходили они путь, здесь, <в земной жизни>, и без <пролития> крови, по своему желанию мучениками сделавшись, как сказано: все дни терпели скорби и тяжелые мучения, и в пустынях скитались, иногда без пищи, иногда без одежды, больше же всего брань имели с бесами, но не телесной их брань была, а с духами злобными поднебесными, в большей же степени с тем, который изначально хвалился истребить землю и море. Однако ныне он этими божественными мужами не только осмеян бывает, но и попираем, ибо сказано: «Се даю вам власть наступить на змия и скорпиона, и на всю силу вражию, и ничто вам не повредит». Да и что может навредить тем, которые ни самого тела своего, ни души не пощадили ради любви Христовой, так и сам Христос говорит: «Кто потеряет душу свою ради меня и Евангелия моего, тот спасет ее».

По такой причине пусть будет рассказано о воистину прославляемом нами ныне блаженном Савве: откуда и из какой земли, и как пришел, и какое житие имел. Известно, что он из Тверской земли, града Кашина, рода не простого, а знатного и всем известного, там вырос и воспитание получил. Хотя и молод был, но совершенен в добродетелях, хотя и носил мирское платье тогда, но дела все его иноческими были, а именно: в посте и молитве пребывал, и раньше всех сверстников своих в церковь приходил. При таком усердии божественном и любви к Богу решил он иноком стать, то, что в мыслях имел уже, завершить хотел на деле: и ушел из дома своего и от родственников своих, и пришел в честную обитель святого Саввы, находящуюся в 15 поприщах от «осподьствующего» города Твери на реке Тьме, и поселился тут, возложив на себя иноческий образ.

И в нескольких там монастырях побывал, суровую жизнь имея, а именно: в поварне, в хлебопекарне и в других службах, к тому же и смирение безмерное имел, как никто другой. Видя это, все бывшие там отцы, будто ангела Божьего его у себя почитали, тем более же и родственники его, и все знатные люди земли той его имя как святыню некую произносили, все его хвалили, одни о его смирении говорили, другие об его огромном воздержании и посте друг другу рассказывали, но гораздо выше чтили за то, что совершаемое им <ревностное служение> не требовалось, ибо <слишком> юным был. Более того, решил он, как Авраам, покинуть землю свою и род свой и идти в страну, где никто его не знает, и там оставшиеся годы жить неизвестным.

Итак, следуя этому убеждению, — так Бог о его спасении заботился — приходит он в именитый Великий Новгород, который молва называет так, приходит же неоткрыто в город и не представляясь первостоятелю, но как один из нищих и странников, нигде никому не являясь и ни с кем не беседуя. И пришел он, наставляемый Богом, на реку Вишеру, и тут небольшой шалаш поставил, и молился там пред образом Пречистой Богородицы, который с собой имел. Случилось неким людям из Новгорода видеть его так, в молитву погруженного, ибо был тогда пост святых апостолов, и лицо его все покрыто было комарами, и его совсем не было видно. И в дальнейшем люди те дивились его житию и признали в нем истинного Божьего человека.

И как понял он, что узнан был, тогда ушел оттуда в другое место, к реке, именуемой Сосница, и там поселился, где еще более суровое житие проходить начал, в посте и молитве упражняясь. Но поскольку «нельзя скрыться граду, на верху горы стоящему», известно стало неким людям о житии его, и стали к нему приходить и самое необходимое ему приносить. Понемногу затем и слух пошел о нем по всему Новгороду, даже и до самого архиепископа Иоанна, который занимал тогда <первосвятительский> престол той церкви. Потому отправляет тот посыльного к нему узнать: кто, и каков он есть, и каково житие его, так как искушает архиепископа желание упрекнуть его за то, что он не почтил архиерейскую власть и без объявления о себе поселился тут. Когда же посланный от архиепископа пришел к нему, то будто со строгостью сказал ему: «Как посмел ты остановиться здесь, на этом месте, без благословения архиепископова?» Савва же отвечал со смирением притчею: «Одна девица сидела у окна своего рядом со зрелищем и без стыда на все смотрела; другая же в том же дому у иного окна сидела, с благоговением хранила девственную чистоту свою. И проходящие там люди о первой деве и о бесстыдстве ее говорили:»Сия девица в суетности своей не сохранит чистоту свою». О другой же сказали: «Эта дева, с благоговением так сидящая, сбережет чистоту свою без порока». Нам же, господин, тем более лучше внимать себе и оставаться на том пути, по которому шли, ибо мы здесь, в этой пустыни, живем, не тебя избегая, но от мира удаляясь, молитв же твоих и благословения мы всегда желаем, чтобы они пребывали с нами».

Возвратился же посланный к архиепископу и поведал ему все о блаженном Савве: и о жизни его, и о посте, и о нищете. Архиепископ, услышав это, желанием одолеваем, захотел сам видеть его. И когда шел архиепископ к его жилищу, то встретил <архиепископа> еще далеко <от того места, где находилось жилище его> блаженный Савва в простых ризах, потому что обычай у него был — всегда так ходить. И как увидел он архиепископа, пал пред ним с глубоким смирением, поклонился, как следует поклониться святителю. Архиепископ же, благословив его и не зная, что он и есть Савва, а думая, что это некий странник, велел ему сесть вместе с собою и ехать с ним до жилища Саввы; и хотя тот и не смел позволить себе сесть рядом с ним, но он удостоил его <этого>. И когда так случилось, и архиепископ имел с ним беседу духовную, то разглядел он в нем не простого человека, а некоего совершенного мужа, и за это еще больше полюбил его. Когда же они были около жилища, то встал Савва поспешно с места своего, со смирением поклонился архиепископу и признался ему, что «я и есть грешный Савва». Архиепископ удивился тогда его смирению и с любовью благословил, затем оба вошли в дом Саввы и там о многом беседовали. И когда много времени минуло, архиепископ, наставив Савву неотступно в терпении пребывать, и, так укрепив его и напитав не только духовной пищей, но и телесной, во град возвратился, восхваляя великое в Боге житие старца. И с тех пор архиепископ огромную веру приобрел в блаженного Савву и как некоего великого мужа почитал, и потому всегда необходимое ему посылал.

 

О разбойниках. Чудо 1.

 

И стал Савва и кельи строить братии для жилья. Не вынес этого лукавый враг, но, позавидовав ему, подговорил нескольких разбойников прийти к нему и напакостить, предполагая, что у него есть богатство. И пришли к нему, когда он строил келью, и с притворным благоговением благословения попросили. Старец же, раскрыв их обман, что это разбойники, <и сего ради> как бы с просьбой обращается к ним: «Чада, сделайте милость, помогите мне поднять бревно на стену». Велит же им за самый тонкий конец взяться, сам же за тяжелый конец берется, поднимая бревно. Когда же они все вместе не смогли своего конца на стену поднять, то старец с Божьею помощию, как силач, один взял бревно и на стену водрузил. Видевшие же это разбойники друг на друга с удивлением смотрели и стыдом и страхом объяты были, наконец, и вообще убежали, боясь, как бы не истерпеть от старца какого-нибудь вреда.

 

Чудо 2. О создании монастыря.

 

По прошествии некоторого времени несколько иноков монастыря, который Лисьей горой называется, стали не позволять старцу жить на этом месте, ибо выше было место это названного монастыря. И тогда блаженный Савва, услышав спор относительно места, посылает одного из учеников своих, по имени Ефрем, во град, в Славный конец, к посадникам и тысяцким, и прочим людям, христианам, с просьбой отвести ему место над рекой Вишерой и там обитель построить. Они же охотно согласились дать ему место, которое он просил. И когда все это так произошло, блаженный Савва поселился там и прилагал все, какие только возможно, усилия, чтобы поставить монастырь, и келью построил, затем и церковь задумал воздвигнуть во имя честного Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, помощью и содействием Господа нашего Иисуса Христа церковь вскоре и была поставлена. Потому многие к нему начали приходить: одни пользы ради, другие желая здесь поселиться, он же с радостью принимал всех.

 

Чудо 3.

 

Был же у него мирянин один, служил тогда в монастыре том, и очень был ленив в исполнении послушаний, часто пререкаясь со старцем за то, что <старцем> много дел заведено. Савва же, утешая его, говорил: «Не скорби, чадо, но потерпи лишь эти тебе назначенные дни, и тогда воздадим больше, чем обещано было тебе». Мирянин тот «умилился» словам старца, более того, понял, что то было с ним вражеское искушение, и с тех пор гораздо более других начал трудиться.

 

Чудо 4. Об иноке.

 

В это же время пришел один инок, чтобы увидеть блаженного Савву, ибо от многих слышал о его великом житии. Старец его встречает, так как у блаженного Саввы обычай был: когда кто приходил к нему из другой стороны, выходил он навстречу и встречал его там, где крест водружен был, и, там молитву сотворив, с ним к церкви приходил, и, помолившись, наконец, приводил его в келью, и с ним беседовал. Как уже сказано было, старец тот пришел к нему и беседовал с ним долго, и когда наступил вечер, то оставил он отдыхать пришедшего брата, сам же, взяв жернова, своими руками стал молоть. И услышал пришедший брат, что старец мелет и всю ночь «из уст» псалтырь читает, вплоть до утреннего правила, удивился про себя и сказал, что увидел он даже больше, чем слышал от других. Утром же, взяв у старца благословение, возвратился он восвояси, всем рассказывая о великом житии святого, а себя укоряя за леность.

 

Чудо пятое. О столпе.

 

Затем по прошествии некоторого времени он построил себе столп и, всходя на него, всю неделю в посте и молитве пребывал, вплоть до субботы. В субботу же спускался со столпа к братии и присоединялся к ним в трапезе. Также и в воскресенье, службу отслужив и вместе трапезу разделив, и наставив их, опять на столп всходил. И так «подвизашеся» вплоть до следующей субботы. Так блаженный Савва поступал.

 

Чудо 6. О приходе брата к святому.

 

Услышал о нем родной брат его, пришел к нему увидеться с ним и поговорить. Старец же ни за что не хотел видеться с ним и говорить. И после того как долго он там оставался, едва упросили старца не беседовать, но хотя бы повидаться с ним. Тогда вышел к нему блаженный и благословил его, и, больше ничего не сказав, опять на столп взошел. Брат же, повидав его, восвояси с радостью возвратился, воздавая хвалу Богу, творящему дивное и преславное, что видели очи наши.

 

Чудо 7. О разбойниках.

 

Некоторое время спустя пришли разбойники, хотели монастырь разорить. Старец же на столпе стоял на молитве, еще на дальнем расстоянии увидел идущих и распознал обман их, и для чего пришли, поэтому и ударил жезлом на столпе. Разбойники же, слышавшие это, подумали, что он зовет учеников, Ефрема и Андрея, страхом объяты были, наконец же, и убежали — молитва прогнала их. И с тех пор перестали разбойники приходить в монастырь, будучи сами побеждены, не сделавшись победителями.

 

О преставлении святого.

 

После случившегося отовсюду стали приходить к нему пользы ради. Ибо «всем он был вся», по апостолу, всех наказывая и всех, как части тела своего, жалея, старых как братию, юных как детей, и не было оскорбляемых или оскорбляющих, ибо все утешаемы были Саввою.

 

Пребывал он много лет в таком суровом житии и на восьмидесятом году жизни заболел. И, собираясь уже телесные узы развязать и естеству отдать долг, призвал тогда к себе всю братию и наставлял их, и духовной беседой насытил, чтобы в православии и в соблюдении иноческих обетов пребывать им и чтобы более всего украшать себя смирением, в конце же сказал: «Видели, в чем я подвизался, то и вы сами творите». Много и другого сказал, что к их же пользе и спасению. Затем монастырь с братиею, который сам же блаженный Савва устроил, передает всесвятейшему архиепископу Емелиану, занимающему в это время престол великой церкви, чтобы опекал и заботился о нем, старшими же среди братии назначил Ефрема и Андрея, как наиболее преданных в вере ему и много трудившихся в месте этом.

После чего начал он телом изнемогать, духом сильный был, честных таин Христовых причастился и душу свою Господу мирно предал октября месяца в 1-й день, наказав ученикам своим: «Когда с телом душа моя разлучится, никакой чести мне не воздавайте, но влеките меня просто по земле до гроба и предайте земле».

Ученики же его, увидев тогда пастыря умершим, почувствовали огромную скорбь и разлуку с наставником своим. Наконец, почтив его как отца и своего спасения учителя пением псалмов и надгробным пением, погребли в земле трудолюбивое и многострадальное тело блаженного Саввы между церковью и столпом, на котором славно подвизался он.

И ученики его, когда увидели к Богу отшедшим наставника своего, начали много трудиться на благоустроение монастырское, чтобы ни один монастырский обычай или наказ отеческий не был «разорен» ими, более же всего <заботились> о духовном: что делал отец, как видели они, то старались они сами в большей степени исполнить на деле; столько старания показывали, что стали достойным примером для многих. Говорят о том Андрее, ученике блаженного Саввы, что он так изнурил себя воздержанием, что только кожа и кости видны были, и так в том великом житии, поведаю же, в безмерном посте и молитве душу с миром Господу предал, во всем будучи последователем житию своего наставника.

 

О пожаре монастыря.

 

По прошествии же некоторого и довольно продолжительного времени, когда с помощью Божьей и молитвами святого монастырь процветал, но, так как не стерпел этого враг, случился в том монастыре пожар великий, огонь истребил весь монастырь, церковь и столп с некоторыми келиями; гробу же блаженного Саввы между церковью и столпом с большим киотом, над готовым гробом водруженным, никак не навредил огонь, даже не прикоснулся, притом что пламя со всех сторон его окружало. Это было первое после смерти святого чудо, паче же чудо и провиденье Божие, чтобы поверили и узнали все: что тех, кто славит Бога еще больше, Христос прославляет; тех, кто скрывает здесь дела свои благие, творит Он их явными пред ангелами и людьми, ибо сам сказал пророкам: «Ищущие меня обрящут благодать»; и потому так и случается.

 

О исцелившемся от гроба святого.

 

Один человек, по имени Иван, еще при жизни святого большую веру имел к блаженному Савве, так и по смерти вера его к нему не уменьшилась, потому что хорошо он знал его великое в Боге житие. Этому вышеназванному Ивану случилось с детьми своими быть одержимому простудной болезнью. Так как он великую веру имел к святому, то пошел в монастырь Вознесения Господа нашего Иисуса Христа, и, там поклонившись и отстояв службу, пришел он затем к гробу блаженного Саввы, и после того как он там помолился и у гроба осенил себя крестным знамением, тотчас даровал Бог ему вместе с детьми его здоровье. Так человек, который печалился, возвратился в дом свой, славя и благодаря вместе Бога и его угодника, блаженного отца Савву.

 

Чудо об исцелившемся.

 

Этому подобно и другое чудо. Некий человек, именем Елферий, он также болел лихорадкою. И многие, что считают себя докторами, много разного зелья давали, чтобы исцелить его, но ничего полезного ему не смогли сделать. И так он от того злого недуга сильно страдал, настолько от болезни изнемог, что и не узнать его было, правильнее, если скажем, что не столько жизни, сколько смерти ждал. И случилось же одному иноку того монастыря, в котором блаженный Савва похоронен, увидеть, как страдает тот, и начал он ему рассказывать, какие исцеления совершаются от гроба блаженного; действительно сказано: если с верою придешь — обязательно выздоровеешь. Человек этот, поверив словам старца, пришел в монастырь и помолился, и у гроба блаженного Саввы осенил себя крестным знамением, и тотчас помощию самого Господа нашего Иисуса Христа и молитвами святого отступила болезнь, и он выздоровел. Возвратился он в дом свой, радуясь, славя Бога и угодника его, блаженного отца Савву.

 

О Захарии.

 

Случилось в монастыре этом и такое. Некий человек, по имени Захарий, пришел в монастырь постричься, показав вначале великое житие. Этому Захарию иноки того монастыря стали рассказывать о жизни святого и чудесах, происходящих от гроба его. Удивлялся он словам, сказанным иноками, и стал в течение многих дней размышлять и молить Бога, как бы и ему увидеть что-нибудь из таковых.

 

И однажды он, когда стоял на молитве и сел отдохнуть, вздремнул и уснул, или как будто в исступлении пребывал: видит незнакомца, подошедшего к нему и сказавшего: «Если хочешь увидеть отца Савву, иди за мной и увидишь его». И он считал, что идет за ним, и подошли они к гробу святого Саввы, и видит он там неких святителей, а среди них видит блаженного Савву, на высоком месте стоящего. И как пришел, поклонился; и сказал <Савва> несколько слов брату, укрепив в вере того на будущее. И воспрянув ото сна, он никого не увидел, тогда, охваченный трепетом, он пришел к своему духовному отцу и рассказал ему обо всем, что видел. Все 

это все мы слышали от самого того духовного отца, истину поведующего.

 

О заболевшем лихорадкою.

 

И другому иноку этого монастыря, Игнатию именем, случилось «студеною болезнью» заболеть. Братия же сильно огорчалась из-за болезни Игнатия и «многа» Бога молили о нем, чтобы избавил его от этого недуга. Он же, недомогая и от всех скрываясь, ибо великую веру имел, приходит к гробу блаженного Саввы, и там со слезами молится ему, и осознает, что болезнь ослабевает в нем. Когда же наступило утро, то он, не совсем еще здоровый, в церкви почувствовал, что ничем не страдает, и благодарил Бога и его угодника блаженного Савву.

 

Об Андрее и его сыне.

 

Не скрыто и то будет, что Бог творит через святых своих, ибо божественная благодать не только при жизни прославляет святых своих, но еще в большей степени после смерти, да поверят все и узнают, что Господь наш Иисус Христос славящих его прославляет, «ищущие его обрящут благодать». Такое и здесь произошло.

 

Был некий купец в том славном Великом Новгороде, по имени Андрей, богатый «имением» и добродетелями, а более всего богатый верою к святым. Этот вышеназванный Андрей был предан монастырю честного Вознесения Господа нашего Иисуса Христа и к великому из пророков Иоанну Предтече, и к преподобному отцу Савве, чьим именем Саввин монастырь был назван. Андрей поэтому часто в монастырь приходил и молился, и, трапезу братии поставив и раздав милостыню, к себе возвращался.

 

И случилось ему по обычаю прийти в монастырь к празднику, на собор Иоанна Крестителя, взял он и сына с собою, Василия, пяти лет; и там они с тем Василием ходили и молились. Ненавидящий же добро дьявол захотел вышеназванному Андрею вред причинить и страдание тому принести, ибо не мог видеть его, так сильно преданного святому. И потому, по своему коварству, сына его Василия с высоты сбросил. И тот человек, узнав, что произошел такой неожиданный случай с сыном его, очень скорбел, ибо умершим его считал. Быстро пришли туда со свечами, ибо думали, что он умер, но по молитве Иоанна Предтечи и молитвами Саввы здоровым его обнаружили и нисколько не пострадавшим, но, напротив, радующимся. Видевшие же чудо все прославили Бога и великого Иоанна Предтечю, и преподобного отца Савву. Тогда же <купец> братию угостив и милостыню раздав, с радостию великою возвратился <домой>, славя и хваля Бога и его угодника отца Савву.

 

О настоятеле этой обители.

 

Верно и то, и всем ясно сказано, что и тех всегда Бог прославляет, кто святых своих достойно славит, как будет рассказано об этом в настоящем повествовании.

 

В том же монастыре Вознесения Господа нашего Иисуса Христа, где блаженный Савва лежит, настоятелю обители, по имени Геласию, случилось отравиться. И когда он изнемогал, то и помолился блаженному Савве, чтобы тот с молитвой о нем к Богу обратился. Когда же из-за болезни он смог уснуть ненадолго, то увидел блаженного Савву в чудесной одежде, на молитве стоящего лицом к церкви. И от этого видения вышеназванный игумен излечился от болезни и стал здоров, как будто никогда и не болел. Воспрянув же от видения, радовался, прославляя Бога, творящего чудеса через святых своих угодников. И пришел он в город к архиепископу, и поведал ему о видении, более же — об исцелении своем.

 

Об архиепископе Ионе.

 

Через некоторое время после этого преосвященный архиепископ Великого Новгорода и Пскова владыка Иона приходит в монастырь, и был он у гроба блаженного и, затем службу отслужив, велел образ святого написать на иконе, также велел написать и канон и прочее в славу превеликому и чудному Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу, прославляющему и после смерти святых своих.

 

О том же Андрее.

 

Не обойти молчанием и это проявление милости Божией к святым его. Об этом чуде, подобном первым, следует рассказать. Сыну вышеназванного Андрея, о котором прежде говорили, по имени Моисий, случилось ему сильно простудною лихорадкою заболеть, более трех лет страдал он от этого злого недуга. И из-за этого родители того Моисия, видящие, как он все дни мучается, больше его душою болели и скорбели о чаде. Когда подходил к концу третий год и болезнь отрока усилилась, то послушавшийся доброго совета отец его повелевает вести сына в монастырь, где блаженный Савва лежит. Там по прошествии недолгого времени даровал ему Бог исцеление, и молитвами святого Саввы он стал здоров. Его родители, увидев достойное хвалы чудо святого, прославили Бога и его угодника. С тех пор еще больше веры имел <Андрей> к монастырю, где блаженный Савва лежит.

 

Об Иоанне, одержимом лихорадкою и исцелившемся от гроба святого.

 

Неверно это — умалчивать о произошедшем чуде святого. Случилось некоему человеку, по имени Иоанн, одержимому быть лихорадкою. И так как он во время болезни очень страдал, то пришел в монастырь Вознесения Господа нашего Иисуса Христа, который трудами блаженного отца Саввы был создан, где и честные его мощи лежат. И там молился, святого на помощь призвав, чтобы облегчить болезненное состояние свое, и целовал гроб святого, и пошел в келью — болезнь его лихорадила. Потом уснул и видит себя во сне в каких-то светлых хоромах, и свет с южной стороны светит, и освещает дом тот, в котором человек этот лежал. Явился ему блаженный Савва и с ним некий муж, как будто мирянин. И говорит мирянин больному, что тот преподобный и есть Савва. Видит же он и некую жену, зло источающую и хотящую схватить больного, а святой ей запрещает и говорит: «Не прикасайся к нему в будущем». И так жена та исчезла с глаз их. И с того времени больной был здоров. Воспрянув же ото сна, благодарил Бога и святого и вернулся, радуясь, в дом свой здоровым.

 

Об Устиане и о видении святого.

 

Нечто подобное случилось с другим человеком, по имени Устин, одержимом лихорадкою. И дал он обет Богу — год поститься, ни мяса не есть, ни пива не пить. Одолеваемый верою к преподобному Савве, пришел он в монастырь, где блаженный Савва лежит. И когда там он молился, выздоровления себе прося, видит, как будто во сне, какой-то шум страшный от гроба святого, а потом видит светоносного отрока, открывающего гроб преподобного. Узрел он тогда некоего очень злообразного мужа, черного и крылатого, и устрашающего больного. Прежде же упомянутый светоносный отрок поддерживает больного, говоря: «Не бойся зловидного этого, ибо это бес». Узнан был демон и невидим с этого момента стал. И явился ему некий благообразный старец, и говорит предстоящий отрок, что это святой Савва. И как это услышал больной, то стал здоров и благодарил Бога и святого Савву.

 

Много и другого, достойного того, чтобы быть рассказанным, с помощью блаженного Саввы было и бывает даже и доселе. До сего места написано житие блаженного, малая часть от великого, что было в наших силах. И не потому, что мы что-то умеем, но потому что повелено так было первосвятителем, правящим тогда церковью, преосвященным архиепископом Великого Новгорода владыкою Ионой, хотя я и не сумел дела подобного мужа достойно описать или по достоинству похвалить его и должную честь ему воздать, и нечто благое, по достоинству его оценивающее, каким он был, о нем сказать, но с чистой совестью принесем молитву, чтобы Господь нам подал молитвами святых своих благодать и милость в День Судный, когда он будет тайны человеческие судить и воздаст каждому по делам его, и царствия небесного наследниками сподобит нас быть со всеми любящими его, ибо ему подобает всяческая слава, Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

© Софийский кафедральный собор Великого Новгорода: История и современность

Перепечатка в интернете разрешена при условии наличия активной ссылки на сайт